Профессионализм - это приручённое вдохновение.

marina.lysyanaya

gretta1910@gmail.com

+38 (067) 053-63-63

БлогО себеАРТВеб-дизайн
top

Подписаться на рассылку

(все статьи)

Подписаться на рассылку

Ну и сон!


Ну и сон!
Это картина Люсьена Фрейда. Обожаю его. Он писал людей так, как будто они думают, что их сейчас никто не видит. Модель, как будто оттаяла из льдины, вода стекла с неё слезами, но она ещё не пришла в себя. Может быть, он вкладывал в свои работы какой-то другой смысл, но я вижу так ))

Помните, я писала про две мамы (предыдущая статья)?
В том сне я, как будто, лежала на больничной койке, рядом была мама, но мы были в отчаянно-безвыходном положении.

Так вот, снится мне теперь, что я нахожусь в нашей старой квартире (там прошло моё счастливое детство, и родители там былы счастливы до того, как заболела мама). И вдруг, я вспоминаю, что отправила маму в больницу почти месяц назад, и совсем про неё забыла. До меня это, как будто только что дошло, и я не понимаю, как такое могло произойти. На моей памяти она лежала в больнице 2 раза, и все эти разы я приходила к ней чуть ли не каждый день (причём в первый раз я делала это с поломанной ногой, а во второй – будучи сильно беременной). И я переживаю, реву, переспрашиваю у Яши точную дату, когда я её положила, он говорит, что ещё и месяца не прошло, утешает меня и реагирует так, как будто это нормально так вот положить человека в больницу, его ни разу на выходные домой не отпустили, а я и не проведала даже. Что же она там ест, причитала я? Сейчас же в больницах не кормят, а если и кормят, то перловкой. Как я так могла?!
Яше во сне 12 лет, хотя реально 17 и на той квартире он не был никогда.

Тут в комнату заходит мама в моём фиолетовом халате, который я покупала ещё себе в роддом (ему 18 лет, надоел уже, а сносу нет). Обнимает меня, утешает, говорит, что ей там хорошо, что её скоро выпустят, буквально завтра-послезавтра, а я навзрыд говорю, как же я так могла? Мама, закатывая глаза от удивления моими слезами говорит, что всё в порядке, что её там хорошо корм…. но я перебиваю, подсчитывая время её нахождения там, переживая за то, как на меня посмотрит медперсонал, когда я там «нарисуюсь». Она меня обнимает за голову, за плечи, целует так (слюняво), почти в губы так, что я еле уворачиваюсь. Говорит, что её положили 31 марта, а сейчас только конец февраля. И правда, меньше месяца, с облегчением подумала я. Но как так? Ведь март ПОСЛЕ февраля, перед февралём январь ! хотя во сне мне не кажется это странным (посмотрим, что будет 31 марта). Она кажется мне не вполне естественной, наверно потому, что моя мама никогда, никогда меня так не поддерживала и не утешала. Да, в детстве она чаще была на моей стороне, но последние 23 года нас связывала отчаянная, глубокая, страстная ненависть. Я пыталась её лечить, а она не считала себя больной. Я забыла и что такое мама, и что такое поддержка. Видимо, она и сама делала это так самоотверженно впервые за много лет своей жизни и своей смерти.

Я оправдывалась перед ней, говорила, что и рада была бы, чтобы она жила с нами, но Яша уже взрослый и ему нужна своя комната … Стоп! Почему я это говорю? Она же и так с нами – вот – в домашнем халате. Я не укладывала её в больницу, чтобы освободить комнату, я вообще не знаю, как она там оказалась. Мы в трёшке, папы нет. Зачем делить комнаты? И почему я говорю это так, как будто её тоже нет?

Она слушала мои слова с радостью, но убеждала, что по-другому быть не могло, что всё происходящее правильно. Успокаивала пока я не перестала плакать. Я немного успокоилась. Пошла обниматься с Яшей и брать с него честное слово, что он всегда будет навещать меня в больнице, если я когда-нибудь туда попаду. Я помню каждый прыщик у него на лице в тот момент, каждую волосинку его бровей и эти тёплые щёчки. Он реагировал так, как будто я несу чушь. Это обозначало: «Да, конечно, само собой разумеется. Зачем такое спрашивать?» Потом я подумала, что слишком перенервничала, скорее всего не засну, и не сходить ли мне за пивом на сон грядущий? Но потом вспомнила: куда же я пойду ночью ? я же не знаю, где здесь круглосуточные магазины, я же не была здесь с 1999 года. И почему Яше 12 лет? А во сне всегда кажется, что то, что происходит сейчас — это правда, а то, что ему уже 17 – мне приснилось … или было в какой-то параллельной жизни? Мысль о параллельной жизни немного отрезвляет, и я продолжаю строить логическую цепочку, выныривая из сновидения. Как же мама здесь, если мама в больнице? И я явно не видела её дольше чем 3 недели. Значительно дольше. Когда? И только открыв глаза, я вспомнила, что она умерла больше года назад.

Говорят, с покойниками нельзя разговаривать, но я всегда пренебрегала этим правилом, не боялась этого, вела себя сообразно обстоятельствам. Да я ничего и не спрашивала у неё, а она меня никуда не звала, только обнимала и успокаивала. Я помню тёплые прикосновения – физически тёплые, а эмоционально бесценные.
Это был не кошмар. Я проснулась с таким наполненным чувством, как будто мне воздалось.

 

                                                          * * *

Я боялась, что не приснится. Я ждала и считала дни. Это была вторая литургия. Первая была сразу после Нового года, в аккурат на Рождество. Требы на монастырской выставке принимал парень, не похожий на монаха, но слишком хорошо воспитанный для НЕ монаха. Когда я заказывала её, то не знала точной даты проведения и не молилась вместе с монастырём.

Но мне всё равно приснился сон (как потом оказалось, через 3 дня после литургии), что этот парень в светской одежде, но в чёрной шапочке монаха стоит рядом с бородатым священником и причащает кого-то из моих. Он улыбается, немного оглядываясь на меня. А я стою за ними. То есть, я стою между теми, кто причащает и алтарём, но алтаря не видно, вокруг кромешная тьма, свет исходит только от чаши с причастием, из-за этого, мне трудно рассмотреть, кого именно причащают, но точно знаю, что это мои. Свет освещал причастников и тех, кто причащает, а я наблюдала за всем этим из-за спины причащающих.

Теперь, мне было интересно, что будет в этот раз? Я боялась пропустить или забыть сон. Хоть ставь ловца снов )) Но не пришлось. Они тебя всё равно найдут. В прошлый раз, на Рождество, мы всей компанией беспробудно пили вино. Я уснула только в 9 утра и проспала каких-то 3 часа и всё равно приснилось.

В этот раз всё шло по плану, я была в курсе всего, что нужно делать. По правилам литургии, молящийся должен принести покаяние за умерших. Я не знала, как это сделать духовно. Я и сама не могу каяться по щелчку. Это само включается – от совести. Если она не скомандует, то хоть кол на голове теши. А тут ещё и за другого человека, а что ты знаешь о его душе? Я постаралась, как могла: я попросила принять их покаяние (ведь сами они не могут этого сделать), и верила, что это поможет. Я просила, чтобы от неё отделили ту плохую маму. Может это оно? Может, это она сейчас в больнице? А хорошая мама здесь, со мной, в моей одежде, в моей комнате … ?

В этот раз тахикардия замучила. Да делала я кардиограмму! Сказали, что в принципе можно и в космос )) но весной всегда такое и спать трудно. Но нет, хоть на 2 часа, но заснула, увидела и проснулась, и всё, не могу больше спать, да и зачем? Всё самое интересное показали.

Хорошо!


Подписаться на рассылку

Написать комментарий