Профессионализм - это приручённое вдохновение.

marina.lysyanaya

gretta1910@gmail.com

+38 (067) 053-63-63

БлогО себеАРТВеб-дизайн
top

Подписаться на рассылку

(все статьи)

Подписаться на рассылку

Встреча выпускников. 25 лет после окончания школы


Встреча выпускников. 25 лет после окончания школы

Перед встречей я очень волновалась. Я понимала, что сейчас увижу людей, которых знаю дольше чем своих ближайших друзей, но совершенно не знаю как с ними себя вести. Помню их детьми, с их детскими характерами, но понимаю, что им сейчас столько же сколько и мне и они уже столько же раз успели измениться. Я изучала аватарки в общем чате, чтобы не опозориться. Вдруг не узнаю кого-то, ведь это для них прошло 25 лет, а для меня и ещё нескольких человек, ушедших после 9-го, все 27. Даже переписка в чате приводила меня в трепет; ещё не виделись, а уже общаемся. Девочки почти не изменились, только угловатость сменилась томностью, а мальчиков я бы не узнала.

На встрече присутствовала наша классная руководительница Татьяна Васильевна. Очень тихий, мирный человек. Она была учителем украинского языка, от этого мне всегда казалось, что она из деревни. Оказалось, что так оно и было. Она поднимала тост и я узнала много нового и интересного. Оказывается, мы были элитным классом! Я, конечно, демократ и космополит, считаю, что все люди братья, но это ж до тех пор пока ты не узнаёшь о себе, что принадлежишь к элите )) Это как собака с ошейником )) Шутки шутками, а ЧСВ подскочило на несколько порядков, хоть и в прошедшем времени )) Ещё я узнала, что мы были её первым классом, который ей дали в руководство, и ей все завидовали, потому что она приехала из села, совершенно не по протекции устроилась в нашу школу и ей тут же дали класс – элитный. Татьяна Васильевна была тихой, но не отмороженной, бесконфликтной, но неравнодушной. Она была очень доброжелательна и прощала больше чем мы того заслуживали. Она была идеальной мамой для гения: не стращала, не запрещала, не наказывала. Я крайне редко слышала от неё что-то вроде: «Нельзя ни в коем случае» или «боже упаси вас так сделать». Это касалось только правил дорожного движения. А в остальном … вообще не уверена умела ли она ругаться. Заплакать могла, это да. В общем, она не оставила после себя никакой травмы, а ведь это можно сказать далеко не о всех учителях.

Школа у нас была, и сейчас остаётся, специализированной французской. Туда, как и везде, брали по прописке, но я знала, что некоторые детки ездили издалека. Значит как-то обошли этот вопрос, и значит было ради чего. Я думала, что это из-за языка и что у нас вся школа такая особенная рас носит гордую приставку «спец», но это не все её достоинства. Оказывается, в этой цитадели знаний был ещё и элитный класс. Элитным его делали обкомовские дети, школа находилась в районе обкомовских домов. Собственно, детей из этих домов и брали по прописке. Я была обкомовским ребёнком по бабушке, но были и те, кто по папе. Но я то думала, что они рассеяны по всем классам, а оказывается нет. Нас собрали и вручили лучшим. Во всяком случае, я такое слышала про нашу первую учительницу Любовь Тимофеевну. Это была маленькая женщинка с лирическим сопрано, похожая на Жюльен Бенош. Дипломы за победы в соцсоревнованиях стояли в шкафах впереди учебников. Наш класс был впереди планеты всей по сбору металлолома, макулатуры и участия в ленинских субботниках.

Дисциплина в классе тоже была на должном уровне. Про опоздания и прогулы в начальной школе речь вообще не шла – маленькие ещё, но надо было как-то заставить детей учиться и у Любовь Тимофеевны, для этого, были свои методы. Тем ученикам, которые получили в тетради 5 пятёрок подряд, на парту ставилась пластмассовая красная звёздочка на подставочке. Но мало было одному человеку так расстараться. Чтобы на столе появилась звёздочка, 5 пятёрок подряд должны были получить оба человека, сидящих за партой. И в пионеры принимали не просто так. Сначала принимали горстку отличников, потом всех остальных хорошистов, их было большинство, и в третью очередь – двоечников. Их было мало, от того и попасть в их число было особенно унизительно. В общем, и про конкуренцию и про то от чего зависит статус, мы узнали в начальной школе. Плохие оценки были поводом для презрения тебя как личности. Наверно, кому-то именно так представлялось воспитание элиты. Когда на встрече выпускников Татьяна Васильевна поведала нам про нашу элитарность, у меня как будто пазл сложился.

В начале первого класса оценок не ставили, поэтому день, когда их начали ставить был особенным и запоминающимся. В этот день я получила двойку и 2 единицы в одну клеточку по русскому языку. Нам выдали брошюры с дидактическим материалом, и там нужно было решать какие-то ребусы. Я благополучно провтыкала свою очереди и Любовь Тимофеевна влепила мне мою первую двойку. Как я к этому отнеслась? Ну, неприятно, конечно, но я ещё тогда не знала, что за двойки ругают и всё такое. В общем, я продолжила смотреть в окно, будучи уверенной в том, что моя очередь прошла и хуже уже не будет. Через некоторое время, она меня опять вызвала, а я что ? я в окно смотрю. И в дневнике у меня нарисовалась, на сей раз, единица. Ну, тут уж … чего уж тут, в клеточке и места-то больше нет, так что можно и дальше смотреть в окно, но нет, Любовь Тимофеевна нашла место и влепила мне ещё одну единицу. Это было крещение. Те девочки, у которых чаще всего на столе появлялась красная звёздочка, так и дошли до конца учёбы если не отличницами, то твёрдыми хорошистками, ну а я … как-то так …
Правда ! правда, в пионеры меня, всё таки, приняли во вторую очередь )))

Масло в огонь подливали мои родители. Они наотрез отказывались ходить на родительские собрания. Мама принципиально, а папа, как на зло, в эти дни, всегда работал во вторую смену. Разумеется, Любовь Тимофеевна обвиняла меня в том, что я не говорю родителям о родительских собраниях и вот эта фраза, сказанная с желчью: «Лысяная, почему твоих родителей опять не было на родительском собрании?!» у меня до сих пор аж в зубах застряёт. У меня вечно не было то папки для трудов, то кокошника на утренних. Все переодеваются к празднику, а у меня ни белых бантиков, ни белых гольфиков. Конечно же, дети не понимали, что родители могут быть виноваты и принимали точку зрения учительницы. Я была белой вороной, и совсем это не мой выбор, и не их.

Апогеем апофеоза стал случай, когда я умоляла маму хоть раз сходить на род. собр., но она не нашла ничего лучшего чем сказать мне: «Передай своей Любовь Тимофеевне, что меня тошнит от вашей школы!». Я была честным ребёнком. Папа учил меня никогда не врать. Я всегда говорила правду и никогда не страдала от этого. Но всё когда-то случается впервые. На вопрос ЛТ, почему моих родителей не было на собрании, я так и сказала:
- А моя мама сказала, что её тошнит от вашей школы.

При отсутствии телефонов, даже стационарных, она нашла способ вызвать моего папу в дневное время, когда ему было удобно, сообщила ему, что я сумасшедшая и будет лучше перевести меня в другой класс.

Я не знаю, что было у папы в голове, и почему он решил прогнуть этот мир именно мной, но он сказал ей, что рас я в этот класс поступила, значит я его и закончу. Перевели бы меня к Жанне Александровне или Дине Наумовне – хорошо же было бы! Они не были победителями соцсоревнований, но дети их обожали.

Доставалось не только мне. У нас в классе училась девочка, мама которой работала в магазине «Берёзка», ну вы меня понимаете … Конечно же, все тогда носили форму, но кофточки и свитерочки были такими, какие купили родители. Её маме был доступен импорт, так почему бы не одеть ребёнка хорошо? И вот, как-то раз, когда на второй перемене мы, как обычно, шли в столовую пить подгоревшее молоко с сахарной булочкой, я увидела, что на лестничном пролёте стоит эта девочка, маленькая, с белыми тоненькими косичками, смотрит в коричневый плиточный пол и чуть не плачет, а над ней нависает Любовь Тимофеевна и вычитывает:
- Посмотри ! у меня что плохая кофточка? Она отечественная, но она что плохая? Чтобы я больше этого не видела!

Всего диалога я не слышала, задерживаться было неловко, но и этого хватило, чтобы врезаться в память на всю жизнь. Она тоже была сама по себе. Стыдно быть богатым в бедной стране.

Любовь Тимофеевну никто не вспоминал.

Звучали тосты за самый лучший в мире, дружный и нестукаческий Б-класс. Вспоминали то, чего не было, но хотелось бы вспомнить.

А меня всегда волновал один случай, произошедший с нами в 8 классе. Случился благословенный весенний день, когда все учителя, которые должны были вести у нас уроки в тот день, заболели. Не заболел только Валерий Ильич – историк. Ну он предупреждал, что никогда не болеет, не дождётесь и слово своё держал. Но его урок в тот день был самым первым, так что всеобщего ликования это не омрачило. После истории шла физкультура, но не успели мы переодеться, как в раздевалку зашли 2 наших девочки, сказали, что были в учительской, что физкультуры не будет, как и всех остальных предметов и мы можем идти домой. Разумеется, мы так и сделали. А на следующий день завуч, которая вела у нас биологию, кажется, её звали Людмила Николаевна, заставила всех «прогульщиков» сдать дневники для занесения туда выговора и вызова родителей в школу. Мы были в недоумении.
- Всем, кто вчера ушёл с уроков, сдать дневники!
- Почему?
- Как почему? Вы прогуляли уроки!
- Но нам сказали, что учителя заболели, и уроков не будет.                        
- Кто сказал?
- Девочки.
- Девочки что завучи? Какое право вы имели уходить с уроков, если вас учитель не отпустил?
- Но они нам сказали!
- Они тут ни причём. Ушли вы, а не они.
- Но учителя заболели.
- Вас отпустил завуч или директор?
- Нет, но если нам сказали, что уроков не будет, то как мы должны были поступить?
Поступить мы должны были как-то иначе. Оправдываться было бесполезно и народ, по одному стал сдавать дневники. Сдавали медленно, в надежде, что завучиху попустит и вообще не вполне понимая, за что? Кто-то сидел, вообще не собираясь ничего сдавать. Когда ЛН поняла, что сдают не очень активно, она спросила тех девочек, которые нас отпускали, и они стали называть фамилии тех, кто ещё не сдал.

Так как мои родители не шибко интересовались моей учёбой, то я никак не пострадала от той записи в дневнике, но меня волновал вопрос, как?
Как такое могло произойти?
Как можно было всех так подставить?
Как можно было так стукануть?
Зачем нужно было устраивать такое показательное выступление со сдачей дневников? Где нашли злодеев, чтобы так расправляться, и самый главный вопрос: почему класс не отреагировал? Все после этого продолжили жить, как ни в чём не бывало. Репутация тех девочек никак не пострадала. Кстати, они были рекордсменами по звёздочкам в первом классе.

На самом деле, я считаю, что по-настоящему подлых людей не так уж много. Таких, которым в удовольствие доставлять тебе пакости, наверно, и вовсе нет. Это разве только маньяки какие-то, но они в меньшинстве. Просто люди ходят своими путями, иногда их пути пересекаются, тогда они начинают освобождать себе дорогу и ведут себя, при этом, как перепуганные животные – агрессивно.

Я так и не решилась спросить у них на встрече, что же было на самом деле? Может быть, они и сами тогда хотели уйти вместе со всеми, но им не повезло, и их поймали на выходе из школы? Может быть, они и не хотели никого сдавать, но их напугала та же завучиха? А может это она сама так подстроила ситуацию? Всё это догадки, но меня совершенно уничтожила реакция класса. Никто не возмутился и ничего им не высказал. Вот если бы всё это происходило в кино, то класс объявил бы им бойкот )) Но нет - настоящая советская элита.

Я хотела пойти на эту встречу.
Ещё лет 10 назад, не пошла бы. Не понимала бы о чём говорить. Но жизнь всё как-то ставит на свои места. Именно эти девочки и занимались организацией вечера. Очень хорошо всё организовали, спасибо им. Было весело и радостно. Когда я списывалсь с ними, одна из них, даже вспомнила, как я ей розы в альбоме рисовала, разумеется, до этого инцидента. Я забыла, а она помнит. Это было так волнительно и трогательно. Розы-то поди, были нарисованы лет 30 назад ...


Подписаться на рассылку

Написать комментарий