Профессионализм - это приручённое вдохновение.

marina.lysyanaya

gretta1910@gmail.com

+38 (067) 053-63-63

БлогО себеАРТВеб-дизайн
top

Подписаться на рассылку

(все статьи)

Подписаться на рассылку

Мы все ошибались


Когда мы делаем свой главный выбор в жизни? Когда определяем вектор её движения? Если бы знали заранее, где упадём, постелили бы соломку, или взяли бы себе своё? Дети утверждают нас в правильности нашего выбора.
-
Я спрашивала у своих родителей (у каждого в отдельности), хотели ли бы они что-то изменить в своём прошлом? Они смотрели мне глубоко в глаза и протяжно так говорили: «Ннетт». Тогда мне было не совсем понятно, почему они так говорят? Неужели – думала я – их всё устраивает? Неужели они ничего не хотели бы избежать или наоборот добавить? Теперь поняла.
-
Сейчас у меня растёт сын. Пока что ещё, он спрашивает моих советов, и я понимаю ответственность. Я желаю ему всего самого лучшего, но оглядываясь на свою жизнь, жизнь своих родителей, я не понимаю, какие выводы сделать? Может быть то, что мы считаем «лучшим выбором» — это, всего лишь искушение, а плыть надо по течению, потому что это течение и есть то, что угодно Богу?
-
А может быть, мы только тешим себя иллюзией, что что-то решаем? Может быть всё происходит несколько иначе? Ребёнок хочет родиться и выбирает себе папу и маму, а там … Господь управит.

 

1667.jpg - Мы все ошибались

Мои мама и папа


Мой папа в молодости работал на стройке, и у них там была штукатурщица Галочка. Она была маленького роста и весила 115 кг. За ней убивались все грузины с местного базара и регулярно таскали авоськи с мандаринами к ней в каптёрку, а она млела по папе. Она прекрасно знала, что ничего у них не получится, но как это помогает? Она подходила к нему сзади, обнимала за плечи и говорила: «Ну дай, хотя бы, подержаться». Надо было на ней и жениться, тогда у меня была бы нормальная мама, но папа стремился к лучшему.

Мама – миниатюрное изваяние. Красавица. Консерватория. Её мама (моя бабушка) работала в обкоме партии, неважно, что простой машинисткой – техническим секретарём, но в обкоме же. Девочке светила карьера: сначала кандидатская диссертация и доцентура, потом защита докторской и профессорская степень, а тогда профессорам выделялась ведомственная квартира, а кому повезёт, то даже машина. И папа выбрал.

У мамы был жених - офицер. Офицеров в те времена после окончания академии направляли на стажировку в Германию на 5 лет. Я не знаю с чем это было связано и что это была за программа в 70-ых годах при совке, но так было, современники моих родителей это помнят. Он хотел жениться на маме и забрать её туда. Оттуда возвращались состоятельными людьми. И, казалось бы, всё прекрасно складывается, но маме не хотелось быть женой при муже, она хотела строить свою карьеру, а это было возможно только здесь. В Германии студентка харьковской консерватории никого бы не впечатлила, её место было бы рядом с офицерскими жёнами, благополучными, но абсолютно зависимыми от мужей. Мама стремилась к лучшему и тоже выбрала.

Бабушка рассказывала так, что я даже представила:
- Витя вернулся из командировки и сразу к ней, делать предложение. Оля с Васей в это время катались на лыжах. И вот зашёл он, а следом ввалились они и всё ему сказали. Я смотрела в окно как он уходил – как побитая собака. Его было так жалко ... Ну шо ж …?

Папа вкладывался, как мог. Они 15 лет выплачивали кооператив, внося за него 80 рублей в месяц. Мамина з/п 110, папина з/п 120 или наоборот. И с этих денег, ежемесячно 80 рублей за кооператив, 15 лет. Мама заканчивала аспирантуру и писала кандидатскую, папа печатал ей рукописи, чтобы сэкономить на машинистке (мама сама не могла этого делать, ей нравилось писать руками, а машинку она не понимала). Он был добытчиком и обеспеченцем на столько, на сколько позволяли советские реалии, не воруя. Вязал на спицах и на вязальной машинке, обвязывал нас с ног до головы, меня научил вязать. Для мамы это было слишком низменно. Не её темперамент ковыряться в шерстяных клубочках. Строил дачу на не поднятой целине, работал на огороде. У меня там прошли все детские лета. После защиты кандидатской настал черёд докторской, которую мама тоже долго писала, но папе уже было всё это не так интересно. Из строительного СМУ, где он внимательно перекладывал бумажки, он устроился на завод учеником токаря в 37 лет (это работа для двоечников, не окончивших школу), в кратчайшие сроки получил 5-й разряд и стал мастером цеха (люди иногда пожизненно сидят на третьем) и теперь у него тоже начиналась карьера - начальника цеха. Это были перестроичные времена, когда законов не было и писались новые.

Мамина карьера не сложилась. Она написала докторскую и даже нашла возможность издать книгу в 90-е. Но перед защитой требования ВАКа изменились и теперь работу нужно было урезать на 300 страниц. Книгу не урежешь, а у неё 10 000-тысячный тираж, который так и не удалось реализовать. Сначала он стоял в пустующей квартире общего друга, потом её затопило. Большую часть книг пришлось утилизировать, остаток переправили нам домой. Я сделала из него лежанку, накрыла ковром и теперь там было удобно читать, и смотреть телевизор. Но переезда на новую квартиру не пережили и эти экземпляры.

Докторскую она так и не защитила. Не смогла пережить этого фиаско и сошла с ума в год 1994 – год смерти её отца. Объявила всем, что она богиня, а кто с этим не согласен тот идёт в сад. Папа ушёл и женился на простой деревенской женщине, которая работала кладовщицей у них на заводе и прожил в счастливейшем браке последние 10 лет своей жизни.

Кто в этом виноват? Социальные катаклизмы их к этому привели или неправильный выбор в начале? Я вообще не понимаю зачем они поженились? Папа из глухой деревни и мама из консерватории. Сказать, что у них не было ничего общего – это ничего не сказать. Мама была звездой, а папа тянулся из деревенской жизни в городскую.

Мне интересно, если бы родители не поженились, у кого бы я родилась, у папы или у мамы? Без мамы не было бы моего художественного образования, ни скульптуры, ни этого блога. Хотя, будь моей мамой Галочка, может быть, мне не пришлось бы сублимировать свои чувства в творческую энергию. Может быть, я была бы приземлённей, но счастливей …

А, родись я у мамы … мама вообще не хотела детей. Папа её чуть ли не заставил. Как такое возможно, я не знаю, но мама не возражала против этой легенды, и сама говорила, что никогда не хотела детей. Буквально бравировала этим. Но в детстве она меня нежно и трепетно любила, я это точно знаю. Лечила, оберегала, образовывала пока я не выросла, но дальше инстинкта эта любовь не пошла. Моя личная жизнь, моё счастье, моё будущее её не интересовали. Я тоже очень её любила. В детстве, когда она уезжала в командировку хотя бы на 3 дня, я плакала и обнимала её вещи. Папа даже обижался. И за то, что я пошла в интеллигентскую среду, а не на завод, и за то, что не бросила её, не сдала в психушку и не пошла жить к нему в новую семью, когда он звал.

Может быть, тот Витя, тоже бы её заставил. Думаю, ему дети и для досье были бы не лишними, не говоря уже о том, что нет ничего странного в том, что мужчина хочет детей от любимой женщины. Тогда бы я была … хм … а где бы я сейчас жила …?

А может быть, меня вообще на свете не было бы …? Мусульмане считают, что ребёнок принадлежит отцу. У евреев считается, что именно материнская душа притягивает душу ребёнка. Я не вижу в этом большого противоречия, если только не приходится выбирать между папой и мамой.

Они стремились к лучшему и у них получилась я. Дети всё оправдывают.
Я тоже выбирала.

У меня был ... даже не знаю как это сказать. Своим парнем я его не считала. Ухажёр? Поклонник? – звучит как-то низко для него. Женихом он так и не стал, потому что до помолвки не дошло. Ухаживал за мной целый год, но, между нами, так ничего и не было. Он меня любил, я его – нет. Почему я не отшила его сразу? Это было бы странно. Ведь он был моим троюродным дядей по маминой линии, мы были с детства знакомы, и, когда он зачастил в гости, то был для меня, хоть и дальним, но родственником.

Мы об этом не говорили. Мы вообще тогда не умели говорить о главном. Общались натянуто и как-то ни о чём. Но отвадить мне его было трудно. Во-первых, странно отказывать в доме родственнику, во-вторых, бабушки со всех сторон кудахтали: «Посмотри, какой Серёжа хороший парень».

Он и правда был прекрасной партией. Хорошо зарабатывал. Был электриком от Бога. Сразу после школы занялся спутниковым антеннами (тарелками). Тогда, он был одним из очень немногих в Харькове, если не единственным. Он часто приходил в гости и чинил вечно ломающийся телевизор. Я думаю, что он специально оставлял там какую-то быстро портящуюся деталь, чтобы вскоре было что чинить снова. В доме не переводились белые розы. Но я его не любила от слова совсем.

Что мне мешало?
Я хотела лучшего.
Надеялась встретить настоящую любовь, взаимную. Любить самой имело для меня огромное значение. И я уже знала как это. Гналась за ней, пока не приняла как аксиому тот факт, что взаимной любви не существует в принципе.
Жалею ли я что не вышла тогда замуж?
Нет. Мне не о чем.
Возможно, я что-то потеряла, но я об этом не знаю.

Сейчас у меня растёт сын. Пока что ещё, он спрашивает моих советов, и я понимаю ответственность. Я оглядываюсь на свою жизнь, жизнь своих родителей и не понимаю, какие выводы сделать.

Может быть то, что мы считаем «лучшим выбором» — это, всего лишь искушение, а плыть надо по течению, потому что это течение и есть то, что угодно Богу?



Подписаться на рассылку

Написать комментарий