Профессионализм - это приручённое вдохновение.

marina.lysyanaya

gretta1910@gmail.com

+38 (067) 053-63-63

О себеБлогАРТВеб-дизайн
top

Что такое крест не по силам?


Мама и я
Это серьёзный художник Марина с карандашом. Карандаш я тогда называла ДАН. Наверно уже тогда что-то знала )) Приятно думать, что чёрный пояс по рисунку подарен тебе при рождении )))

Иногда я напоминаю себе, а ведь у меня было счастливое детство. Я много рисовала, а мама всегда и за всё меня хвалила. Она ни когда ни чего не заставляла меня делать против моей воли. Даже учёба в школе проходила как-то мимо меня. Я всегда могла играться её украшениями и пользоваться её косметикой, всегда обо всём могла с ней поговорить.

Моя мама
Это моя мама

Когда мне было 12-14 лет мы с ней вместе научились шить по Бурде. Это было интересно и увлекательно и я совсем не помню, чтобы горевала о том, что не могу что-то купить из одежды, ведь я могла пошить гораздо лучше чем предлагала нам тогда наша лёгкая промышленность.

Мне 16
Здесь мне 15

Папу я иногда боялась, но это было 10% из всей остальной любви. Он радовался, когда я рада, радовался, когда я признаюсь в том за что стыдно. Мы вместе ездили на дачу, корчевали дубки и волчьи ягоды, вместе строили дом, работали на огороде. Я до сих пор храню тот примус на котором мы варили себе чай на даче на сухом спирте в котелке, когда там ни чего ещё не было.

Папа и я
Это мы с папой. Мне здесь 9 лет.

Помню, что с возрастом, мне стало это надоедать. Дом уже был построен, а значит подвиг уже был совершён, а работа на огороде из года в год не несёт в себе ни чего героического - это будни но, когда у меня начался период нехилых подростковых депрессняков, я спасалась на даче, пьянея от энергии земли, вдыхая запах её раскалённой пыли, чувствуя как она остывает в сумерках.

Ещё у меня была прабабушка Марина (мамина бабушка). Она была 12-тым ребёнком в семье из 14-ти выживших. На жизнь этой семьи пришлось 2 мировые войны, революция, эпидемии, разруха и голодомор. Это полезно вспоминать когда у тебя "всё плохо". Все дети были разными, по-разному вынесшие испытания нищеты и лишений, но о прабабушке вшутку говорили, что она была барского роду. Был в ней какой-то неподдельный аристократизм, не пренебрежительная холодность, а просто ни каких лишних эмоций. По сравнению с другими она была выше обстоятельств, что ли. Она была такая же бедная как и все, верхом её кулинарный предпочтений была "камсичка" )) Она прекрасно готовила абсолютнго всё, но "камсичка" была пределом мечтаний во время голода, а эти воспоминания не стираются. Много лет проработала штамповщицей (всего-то на всего), пережила взрыв на ртутном заводе, я помню на её руке шрамы от скоб, ей порвало сухожилие среднего пальца на левой руке. Я видела фотографию с её проводов на пенсию. Длинный стол, 70 человек, всё как положено. Прожила до 96 лет, много курила, но бросила. После этого все страшилки про разбитые градусники и страшнгую экологию кажутся мне не очень-то убедительными.

Бабушка марина с Дедом Васей
Это моя прабабушка Марина со своим вторым мужем (которого я считала своим родным прадедушкой) дедом Васей. Он меня любил и всегда приносил мне с базара сладкую вату )))

Я жила у неё по 4 дня в неделю пока не пошла в садик в 4 года. Как и мама, она ни как меня не воспитывала, а только ходила за мной. Я не видела в ней ни какой холодности, наоборот, по сравнению с её спокойствием, казалось, что все остальные выпрыгивают из штанов. Для меня всегда находилось внимание, а то что она меня не затискивала, не зацеловывала и не орала, воспринималось мной как единственно возможная реальность, я ни с кем её не сравнивала.

Каждый раз перед сном она рассказывала мне сказки собственного сочинения. Это были бессюжетные рассказы на тему "Что вижу - то пою" с надеждой на то, что я скоро засну и концовку придумывать не придётся. Но я внимательно слушала и как-то ко всему этому относилась. Кто знает, возможно, именно такие бытовые моменты формируют в нас, детях, что-то уникальное.

Когда я плакала, она не утешала и не пыталась меня отвлечь, она плакала вместе со мной. Это уникальный рецепт избежать детских травм при любых обстоятельствах. Она жила в хрущёвке на ХТЗ, но мне, почему-то казалось, что булгаковская Маргарита ждала звонка именно у этого телефона и вылетала именно из этого окна, в этот пейзаж.

Бабушка Тома (мамина мама). Вечные хлопоты и вечные переживания по поводу всего с престрастием, вечные ненужные советы и вторжение в личное пространство. Фильм "Похороните меня за плинтусом" не то, чтобы совсем про неё, но я не смеялась.

Мои родители на протяжении 15 лет выплачивали кооператив, каждый месяц по 80 рублей - это при зарплате по 110р. и 120р. в месяц. При этом папа строил дачу, а мама писала свою бесконечную диссертацию. В доме из еды были чай, сахар и яйца. По четвергам у бабушки на работе был буфет. Это, когда обкомовским работникам, клеркам и техническим секретарям вроде моей бабушки, выбрасывалось, как говорится "На тобі небоже, що мені не гоже". За то там можно было приобрести красную икру по цене кабачковой. Я всегда дожидалась своей любимой сухой колбасы и пончиков с кремом. Я даже не знала, что это можно купить в магазине. Я думала: "Что же будет? как же мы будем жить, когда бабушка уйдёт на пенсию? Где же мы будем брать колбасу?" И вот, бабушка ушла на пенсию и грянул дефолт. По иронии судьбы мои опасения подтвердились. Бабушка ушла на пенсию и еда закончилась, но пустые прилавки магазинов меня не сильно шокировали. Мы и раньше магазинами не шибко пользовались, а теперь и бабушка на пенсию ушла, что уж тут скажешь...

А вообще, катаклизмы не пугают детей. Я не очень-то верю во все эти флешмобы, когда трёх-шести-летнюю кроху ставят перед камерой, подносят микрофон ростом с неё саму и она в него старательно говорит как не хочет войны. Шоб оно понимало? Меня наоборот будоражили новости о грядущих переменах, пусть даже и не самых лучших, пусть даже и катастрофических. В такие моменты родители бросают все свои дела, пробуждаются от дрёмы вечных будней, сплачиваются между собой и очень берегут детей. И, тогда важны ни уроки, ни оценки и не беспорядок в комнате, а только забота и спасение друг друга. Это ли не настоящая жизнь?

Но катаклизмы не всегда на столько будоражащие. Иногда тебя просто раздавливает как плитой и ты не можешь посмотреть на это со стороны и понять в каком направлении двигаться дальше. В один 1994 год умер дедушка, мама сошла с ума и папа с ней развёлся - в одно лето. Смерть дедушки - это естественно. Мама начала сходить с ума уже давно, но проявлялось это как некоторые странности, которые не то чтобы сильно пугали. Мне тогда было 18, а в этом возрасте не особо интересуются родителями. Формируется своё собственный взрослый мир, которому впору отрываться от семьи. Ни чего странного в том, что они начинают казаться странными нет, это как у всех, все чем-то в своих "предках" не довольны.

А вот папа знал. Он признался, что последние 4 года просто ждал, когда мне исполнится 18 чтобы уйти. Зачем он этого ждал ... ? Он так старался быть хорошим отцом, который не бросил семью с маленьким ребёнком? До сих пор не понимаю, какая разница, в 14 или в 18. Меня вообще не огорчил развод. Лично у меня отношения с папой и с мамой были нормальные и какая мне разница где и с кем они живут? Может быть это не правильно? Может надо страдать от развода родителей, как большинство нормальных детей? А может быть родители сами так устроили? У нас ни когда не было семейных праздников (мама не готовила), совместных прогулок (только поездки на дачу, чтобы пахать там, но со временем это для всех кроме папы стало повинностью), мы ни когда не отдыхали вместе (в детстве меня на месяц отправляли к бабушке в деревню, а когда это стало не актуальным - всё та же дача), не было ни каких семейных традиций. За то были устои: у всех должно быть высшее образование, без него ты быдло даже если ты родной ребёнок, обязательно нужно учиться музыке (потом это правило было пересмотрено в пользу рисования) - это устои от мамы, а от папы четкое правило - все выходные на даче и если есть тройки в четверти то ни какого празднования Дня рожденья не будет и подарка тоже. Последний раз мне его праздновали в 10 лет. Я помню как папа кружил меня на руках, а я была в шелковом голубом платье клёш в белый горошек с оборками и были гости и это было прекрасно.

И моему папе его тоже ни когда не праздновали, и в детстве тоже. Он обижался, когда был маленьким. Спрашивал у своей мамы почему сестре ДР отмечают, а ему нет. И мама ему отвечала: "бо жнива". Он родился 15 июля, а его сестра в бабье лето. Правда, в Харькове никакой жатвы не было, но за то была дача и там были друзья и выпивка круглы год. Она компенсировала ему весь праздник жизни.

То есть слово семья у меня ни с чем не ассоциируется. Есть мама и папа. Они где-то живут. Слава Богу, что здоровы, всё.

Мои родители Ольга Герасименко и Василий Лысяный
Мои родители

Когда-то это была чудная, хотя и парадоксальная пара. Когда папа приехал в город он очень тянулся ко всей этой интеллигенции. Он выбирал институт по колоннам "шоб мати приїхали та побачили". Выбор тогда пал на ХИСИ (харьковский строительный) и поступить получилось. Познакомились они в каком-то строительном лагере (тогда они были популярны, как колхозы на каникулах, ещё я застала). Мама тогда закончила консу и писала кандидатскую по истории музыки, за ней должна была следовать докторская, профессорское звание, а потом сладкая жизнь.

Я была вхожа в эти дома музыкальной профессуры расположенные в элитных домах центральной части старого Харькова. Высоченные потолки, дерево снизу до верху, паркет и мебель в стиле модерн, картины и статуэтки дошедшие до нас ещё "с тех" времён, обязательно рояль, библиотека с неподъёмными фолиантами и монографиями, напольные цветы и вазы, ноты везде, их больше чем газет, все они очень ценные, но их в избытке, и этот ленинградский прононс в произношении и этот особенный тихий звон посуды (просто чай в чашках с блюдцами за сервированным круглым столом с кружевными салфетками тогда больше ни где не подавали). У неё перед глазами всегда был живой пример успешной карьеры и она свято верила, что если выполнит все правила то получит желаемое. Этим же она мотивировала и папу. Он печатал ей диссертацию на печатной машинке, чтобы сэкономить на машинистке, учился понимать классическую музыку и научился, вязал нам с мамой одежду, перешёл работать на завод так как понял, что СМУ (строительно монтажное управление) - это корумпированное болото и ни карьеры ни развития там не будет ни когда. Какое развитие на заводе? Он за год прошел все 5 токарных категорий и стал мастером, а в последствии начальником цеха. Он оставался им и когда завод, который представлял из себя город в городе, распался в 90-е и был распродан на металлолом, а его помещения сдавались в аренду швейным и пельменным цехам. Тогда из профильных там остались только те цеха, которые работали с моим папой. Они существуют и поныне на харьковском Точприборе.
Люди, которые пришли проводить его в последний путь не поместились ни в квартире, ни в автобусе, ни в кафе.

У мамы всё сложилось гораздо печальней, хотя она до сих пор жива - ну и что.
Кандидатскую она написала и защитила. Продолжила преподавать в консерватории и писать докторскую. Её она тоже написала и даже издала в виде книги, которая так и не была реализована и так и не была защищена в виде докторской потому, что требования ВАКа резко изменились. Теперь в докторской диссертации должно было быть на 300 страниц меньше (или больше, я сейчас уже точно не вспомню) и люди в темпе престо за считанные недели перед подачей работы переписывали свои многолетние труды. Кто-то на этом сгорел. Сгорел от стресса, от рушащихся мечт, от бесполезности происходящего, от такого дикого пренебрежения своим трудом. Мама пала одной из таких жертв. Помню каких невероятных трудов ей стоило издать эту книгу за свой счёт, с каким трепетом она подходила к выбору оформления, с какой любовью она подбирала иллюстрации к каждой статье и всё это зря. Это ломает. Безвозвратно.
Она решила уйти в иной мир, где, по её словам, её долго мучили и пытали (ни кто не знает как, ведь всё это время она была дома), чем она выстрадала избавление Земли от конца света (это, кстати, было не раз, а во время каждого весеннего обострения), выполняя роль вселенского магнита, который пропуская через себя какой-то там луч, уберегает планету от попадания его в неё. Теперь ей все замляне должны, включая меня, разумеется, но скоты такие, не понимают своего счастья и своего места в её единственно-истинной картине мира.

Надо сказать, что мама всегда была кроткого нрава.
Она не готовила, но была благодарна абсолютно за всё, что готовили для неё, ни каких капризов, только похвалы. Она ни когда не поднимала более 2 кг веса, но ни кого и не просила делать больше. Ей было всё равно что есть и на чём спать лишь бы её не трогали.
Сама перечитываю и понимаю, что складывается образ прекрасного эльфа, не выдержавшего натиска жестокой действительности, но в жизни всё не так как на бумаге. Если ты не припрёшь сумки из магазина то их вынужден будет переть кто-то другой. Если ты не готовишь то это не значит, что это прокатит - готовить придётся кому-то другому даже если он устал как собака, а ты целый провалялась дома.
Как сочетались эта кротость и эта необъятная мани я величия?
А ни как.
Всегда был жуткий диссонанс.
Когда ты работаешь на износ, приходишь домой и понимаешь, что еды нет и тебе нужно готовить то, что едят все, включая её. Когда у тебя температура и ты просишь заварить тебе чай, а она говорит, что не будет этого делать потому, что сегодня она один раз это уже сделала и хватит. Когда ты готовишь стол для гостей и в последний момент оказывается, что у тебя нет части ингредиентов потому, что она их съела потому, что хотела есть. Когда человека, который живёт с тобой одним бытом вообще ни о чём нельзя попросить. Когда весь этот отказ происходит с кротким видом. Тихо промяуканное "нет", развернулась и ушла в свою комнату.
В такие моменты мне лично кажется, что надо мной издеваются.

При этом она ни чего плохого не делала и каждый, кому я пожалуюсь заводит одну и ту же камланию: "Ну так  скажи спасибо, что под себя не ходит, что с ножом не кидается".
Спасибо, конечно, но что же мне неймётся?
Может быть я кем-то так избалована, что мне всё мало?
И кем же?

Моя мама создаёт вокруг себя такую атмосферу, как буд то ты видишь сон в котором ни чего не происходит, но ты понимаешь, что это кошмар. Живя с ней одним бытом, приходится жить ЗА неё, как буд то таскаешь на себе тело сиамского близнеца-имбецила.
Я особенно поняла это, когда отселила её в бывшую бабушкину квартиру.
Себе она что-то там готовит. Для неё просто принципиально важно ни кому ни чего не дать потому, что это ей все должны.

В этом кошмаре я жила с 18 лет и ни с кем не могла его разделить.
Бабаушка категорически отказывалась и мне запрещала класть маму в больницу. Там видите ли не тот контингент, для Олички это будет психотравма, а мне жить с этим ни чего, нормально - это судьба такая.
Мама отказывалась пить таблетки, приходилось заставлять её силой. После этого бабушка всегда говорила: "Извинись перед Олей. Это твоя мать." Безропотно мама слушалась только папу, но папа сказал, что это больше не его жена и он ни какого участия в её судьбе принимать не будет. И я осталась наедине с этим кошмаром, не спящим по ночам, разговаривающим у себя в комнате то с Шивой то с Богородицей, в постоянном страхе, что она что ни будь выкинет (был суицид - откачали). И ни кого со мной.

Как это простить?

У меня в Харькове полно родственников - близких и дальних.
Близкие всегда жили на расстоянии пешей прогулки от меня.
Меня оставили наедине с этим монстром.
Бабушка всегда спрашивала как Оля? Что она кушала?
Папа принимал участие в моей жизни, но про маму и слышать не хотел, хотя только он мог проявить волю и распорядиться лечить её как следует.
Ах, да, они же мне ни чего плохого не сделали. Что тут прощать? 

Что значит крест не по силам? говорят, Бог такого не даёт? А как узнать что по силам, а что нет?
Ответ простой. Раз дал - значит по силам.
Если человека распяли на кресте и он там висит и звучит эта фраза: "Бог не даст крест не по силам" то это значит, что ему там нормально?
Если человек ранен в бою, рана не смертельная, но она сделала его неподвижным, свои побежали дальше, санитары его не нашли, он истекает кровью, октябрь, лужа, темнеет, вокруг ни кого и надежда тает, и рана болит, поднимается температура, морозит и он понимает, что ни когда больше ...
Это по силам?

Да ведь это же она заболела, а не я ))
Какой уж тут крест?
О чём это я? ))

Я лишена даже скучания по маме.
Мне не хватает ощущения матери, обращения к ней, я даже затосковать не могу потому, что вот же она, в телефонной трубке или в 20-ти минутах ходьбы, но за тем что я увижу и услышу не соскучишься.
У меня так и не наступил тот момент в жизни, когда дети понимают, что родители были правы.
Когда они были правы? В чём? Ну хотя бы бабушка ... Но она уж точно нет.

Что такое инцест?
Нет, у нас в семье ни чего подобного не было. К папе ни каких претензий.
Но в случае с мамой я понимаю эту степень невозможности нормальности.
Когда смирение, послушание и почитание ни чего не спасают. Они выглядят как спектакль.
У меня кризис веры.
Я не понимаю где Бог.




Написать комментарий